Поле боя — Интернет
Прислано Wikly Сентябрь 23 2011 21:11:24
Подготовленный Совбезом и МИД РФ проект конвенции ООН "Об обеспечении международной информационной безопасности" запрещает использование Интернета в военных целях и для свержения политических режимов. Таким образом, Россия, потерпев ряд неудач в информационных войнах, стремится обезопасить себя на международном правовом поле.
Расширенные новости
Подготовленный Совбезом и МИД РФ проект конвенции ООН "Об обеспечении международной информационной безопасности" запрещает использование Интернета в военных целях и для свержения политических режимов. Таким образом, Россия, потерпев ряд неудач в информационных войнах, стремится обезопасить себя на международном правовом поле.

После кавказского конфликта 2008 года российское руководство самого высокого уровня было вынуждено признать, что развернутая одновременно с реальными боевыми действиями информационная война против России была ею проиграна. Особую тревогу вызвал тот факт, что вся российская система СМИ не смогла противостоять медиа-ресурсам глобальной информационной системы Запада. Несколькими годами позже, после шквала среднеазиатских "цветных революций" и бурной "арабской весны", в России заговорили об опасности, которую таит в себе возможность использования сети Интернет для мобилизации и координации населения в целях разжигания антиправительственных выступлений. Справедливости ради стоит отметить, что эта проблема уже давно изучается в России на уровне экспертного сообщества, а также "других заинтересованных министерств и ведомств". И вот вчера в Екатеринбурге на закрытой встрече руководителей спецслужб и силовых структур 52 стран, организованной Совбезом РФ, был представлен проект конвенции ООН "Об обеспечении международной информационной безопасности".

По информации газеты "Коммерсант", документ, на принятие которого Россия рассчитывает уже в 2012 году, запрещает использование Интернета в военных целях и для свержения режимов в других странах, но при этом оставляет властям полную свободу действий внутри национальных сегментов сети "в целях защиты национальной и общественной безопасности". К слову, это уже давно сделано в Китае и Иране. В перечне основных угроз, с которыми предлагают бороться авторы документа, — использование информационных технологий для подрыва политической, экономической и социальной систем государств, манипулирование потоками в информационном пространстве других государств, а также массированная психологическая обработка населения для дестабилизации общества и государства. Подобные действия предлагается считать составными частями "информационной войны" и, как следствие, преступлением против международного мира и безопасности. Россия также добивается закрепления в конвенции принципа невмешательства государств в информационное пространство друг друга.

Очевидно, что, понимая катастрофическое отставание от передовых в информационном отношении государств, в Москве подобными превентивными мерами стремятся получить гарантии собственной безопасности. Между тем, в эпоху глобальной информатизации вряд ли представляется возможным четко определить границы информационного пространства какой-либо конкретной страны. Неясно, например, являются ли вмешательством во внутренние дела одного государства какие-либо высказывания в Интернете, в частности в блогах, в ЖЖ или в Faсebook, если они написаны людьми, являющимися гражданами другой страны.

Как отмечают специалисты информационно-аналитического центра "Сова", применительно к Интернету функционирование механизма запрета экстремистских материалов особенно затруднено. По их словам, например, в России "запрет должен в соответствии с КоАП влечь наказание за массовое распространение, но трудно найти, кого наказывать". "Суды могут выносить – и выносят – обеспечительные решения, предписывающие интернет-провайдерам блокировать доступ к сайтам, но соблюдаются эти решения очень плохо, так как они противоречат закону о связи и основанным на нем коммерческим обязательствам провайдеров", — отмечают эксперты. "По существу, — утверждают специалисты, — запрет должен бы относиться к определенному тексту или группе текстов и только изредка — к целому сайту, если он, что будет доказано в суде, систематически размещает экстремистские материалы".

В этом смысле характерен пример сайта "Кавказ-Центр", позиционирующего себя как "чеченское независимое международное исламское интернет-агентство". В разное время сервер сайта базировался в разных странах, неоднократно изменяя свое местонахождение по требованиям местных властей. Например, основанием для закрытия сайта в Швеции стало официальное обращение посольства РФ в этой стране. По сути, это решение шведов можно характеризовать как "акт доброй воли" в отношении России. Не зря юридический владелец серверов "Кавказ-центра" Микаэль Стурше называл такие действия нарушением закона, продиктованным политическими мотивами. И вот уже довольно давно сайт существует в Финляндии, а на все попытки российской стороны добиться его закрытия в Суоми не реагируют, ссылаясь, в частности, на принципы свободы слова и информации. Кстати, в настоящее время некоторыми интернет-провайдерами России доступ к сайту закрыт, однако его вполне можно получить при помощи средств обхода интернет-цензуры.

Очевидно, что если разработанная российскими специалистами конвенция "Об обеспечении международной информационной безопасности" будет принята в ООН, Россия сможет на законных основаниях потребовать от любого государства прекращения функционирования нежелательных ей интернет-ресурсов. Между тем, вызывает сомнение, что данная конвенция будет безоговорочно поддержана всеми мировыми державами. И первыми, кто будет всячески препятствовать ее принятию в ООН, скорее всего, станут США. В этой стране не считают, что меры по взлому цензурных барьеров других стран являются вмешательством во внутренние дела.

источник: http://www.rosbalt.ru